?

Log in

No account? Create an account
каэспэ

andemas


Сумбур вместо музыки.


Entries by category: литература

Русская книга сказок, 1916
каэспэ
andemas
Оригинал взят у i_dimka в Русская книга сказок, 1916
Иллюстрации английского художника Фрэнка Папе к "Русской книги сказок" (1916 год).

Read more...Collapse )



Сказка странствий
каэспэ
andemas

Роберт Рождественский. БАЗАР ТОГО ГОДА.
каэспэ
andemas
Базар? Базар!
Торговки
базлали:
"Сахарин фасованный!.."
"Целебная махра!.."
Чего только не было на этом базаре,
особенно
если в воскресенье,
с утра...
"Продам шинель новехонькую!
Сам бы носил - жалко!.."
"Брусничная настоечка! -
Лекарство от невзгод!.."
"А ну,
кому
шаньги!
Румяные шаньги!.."
"А вот чудо-мыло..."
"А вот костыль-самоход..."
"Прыгающий мячик - детишкам на забаву..."
"Валенки!
Валенки на любой мороз!.."

Продавал ругательства -
за полтинник пару -
чернявый хриповатый безногий матрос...
"Имеются ушанки.
Три кило ворсу...
Налетай, служивые!
Цена - пустяк..."
- А у вас, дедуся?..
- У меня фокусы..
- Что еще за новость?!
Как это?..
- А так...
Он прямо на булыжнике расстелил коврик.
Из собственного уха огурец извлек.
И в мутноватой лужице
среди арбузных корок
заплавал, заплескался серебряный малек...
А старичок выдергивал голубей из сумочки,
потом превратил полено
в заржавленную пилу...
Старичок старался!
Мелькали пальцы сухонькие...
"Э-гей!
Кому фокусы!
Недорого беру..."
Подходила публика.
Смеялись бабы в голос...

А мальчишка -
замерзший,
как громом поражен, -
вдруг сказал:
- Дедушка,
Продай мне..
фокус...
чтоб в конце фокуса...
папа...
пришел...
Старичок беспомощно пожал плечами.
Цвела победными лозунгами щербатая стена...
Люди оглянулись.
Люди замолчали...

Кончилась.
Кончилась.
Кончилась
война...

Андрей Вознесенский ПЕСЧАНЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕК (стихи для детей)
память Чернобыля
andemas
Человек бежит песчаный
по дороженьке печальной.

На плечах красиво сшита
майка в дырочках, как сито.

Не беги, теряя вес,
можешь высыпаться весь!

Но не слышит человек,
продолжает быстрый бег.

Подбегает он к Москве -
остается ЧЕЛОВЕ...

Губы радостно свело -
остается лишь ЧЕЛО...

Майка виснет на плече -
от него осталось ЧЕ...
. . . . . . . . . . . . . .
Человечка нет печального.
Есть дороженька песчаная...
.................................

Андрей Вознесенский
12 мая 1933 -1 июня 2010

Борис Пастернак. ТЫСЯЧА ДЕВЯТЬСОТ ПЯТЫЙ ГОД. Поэма
каэспэ
andemas
В нашу прозу с ее безобразьем
С октября забредает зима.
Небеса опускаются наземь,
Точно занавеса бахрома.

Еще спутан и свеж первопуток,
Еще чуток и жуток, как весть,
В неземной новизне этих суток,
Революция, вся ты, как есть.

Жанна д'Арк из сибирских колодниц,
Каторжанка в вождях, ты из тех,
Что бросались в житейский колодец,
Не успев соразмерить разбег.

Ты из сумерек, социалистка,
Секла свет, как из груды огнив.
Ты рыдала, лицом василиска
Озарив нас и оледенив.

Отвлеченная грохотом стрельбищ,
Оживающих там, вдалеке,
Ты огни в отчужденьи колеблешь,
Точно улицу вертишь в руке.

И в блуждании хлопьев кутежных
Тот же гордый, уклончивый жест:
Как собой недовольный художник,
Отстраняешься ты от торжеств.

Как поэт, отпылав и отдумав,
Ты рассеянья ищешь в ходьбе.
Ты бежишь не одних толстосумов:
Все ничтожное мерзко тебе.


ОТЦЫ

Это было при нас.
Это с нами вошло в поговорку,
И уйдет.
И однако,
За быстрою сменою лет,
Стерся след,
Словно год
Стал нулем меж девятки с пятеркой,
Стерся след,
Были нет,
От нее не осталось примет.Read more...Collapse )

Шарль Бодлер. СТАРУШКИ. Перевод Вильгельма Левика
каэспэ
andemas
Виктору Гюго
I
В дебрях старых столиц, на панелях, бульварах,
Где во всем, даже в мерзком, есть некий магнит,
Мир прелестных существ, одиноких и старых,
Любопытство мое роковое манит.

Это женщины в прошлом, уродины эти —
Эпонины, Лаисы! Возлюбим же их!
Под холодным пальтишком, в дырявом жакете
Есть живая душа у хромых, у кривых.

Ковыляет, исхлестана ветром, такая,
На грохочущий омнибус в страхе косясь,
Как реликвию, сумочку в пальцах сжимая,
На которой узорная вышита вязь.

То бочком, то вприпрыжку — не хочет, а пляшет,
Будто дергает бес колокольчик смешной,
Будто кукла, сломавшись, ручонкою машет
Невпопад! Но у этой разбитой, больной,

У подстреленной лани глаза точно сверла —
И мерцают, как ночью в канавах вода.
Взгляд божественный, странно сжимающий горло,
Взгляд ребенка — и в нем удивленье всегда.

Гроб старушки, — наверное, вы замечали —
Чуть побольше, чем детский, и вот отчего
Схожий символ, пронзительный символ печали,
Все познавшая смерть опускает в него. Read more...Collapse )

Перевод В. Левика

Два фрагмента из Эмманюэля Окара
весна не ботичелли
andemas
Из "ВОСКРЕСНЫХ БОСТОНЦЕВ"

Все города прекрасны утром дня,
когда закончилась рабочая неделя
И бостонцы ушли домой со строек,
Из офисов c кондиционированным воздухом,
Из банков.
Всю ночь снаружи в тишине ложится пыль
На банковскую пыль и пыль строительную.
Нет никого у окон палисадов и в центрах ксерокопий.
Воскресенье забыло об отраженьях кирпича и бронзы
В грязных окнах. Бостонцы, довольные и полные,
в музее дефилируют перед полотнами,
Написанными во французском стиле,
Что представляют бостонцев вчерашних
В воскресном платье... Нынешние бостонки
Глядятся в образы вчерашних обнаженных согражданок,
В мечтах о материнстве и кудряшках белокурых.
Затем воскресные бостонцы приобретают репродукции
в цветах картин - все розово-кудряво-белокуро -
Склонилась над своею колыбелью память Штатов.
Продакшн, репродакшн, КСЕРОКС..

(перевод Е.Монастырской)



Из "ВТОРОЙ ЭЛЕГИИ"

............................................ но нет,
Когда бы ничего не изменилось, и пребывало все на самом деле,
Таким же точно, каковым его оставили,
Таким же, каковым его нашли
(Скажите, стоило ли это труда в теченье лета?)

Юная арабка ли, еврейка нашла однажды
золотое украшенье - пол-кольца.
С тех пор, прохожие ребята
С усердьем ковырялись в той земле, изрытой зимними дождями
- И давит дольний прах на глиняную черепицу
Зажатую в тени отвесного утеса,

Там........................................ словно бы сказать сейчас
Здесь, поле перейти -
Достаточное время для сигаретки, что гробокоп успеет выкурить
До третьего копка, пробившего
В могиле череп острием лопаты.

(перевод Е.Монастырской)

Осенний клен.
каэспэ
andemas


Николай Заболоцкий

ОСЕННИЙ КЛЕН

(Из С. Галкина)*

Осенний мир осмысленно устроен
И населен.
Войди в него и будь душой спокоен,
Как этот клен.

И если пыль на миг тебя покроет,
Не помертвей.
Пусть на заре листы твои умоет
Роса полей.

Когда ж гроза над миром разразится
И ураган,
Они заставят до земли склониться
Твой тонкий стан.

Но даже впав в смертельную истому
От этих мук,
Подобно древу осени простому,
Смолчи, мой друг.

Не забывай, что выпрямится снова,
Не искривлен,
Но умудрен от разума земного,
Осенний клен.
1955

C.Галкин - http://ru.wikipedia.org/wiki/Галкин,_Самуил_Залманович

Эдуард Багрицкий. АРБУЗ.
каэспэ
andemas
Свежак надрывается. Прет на рожон
Азовского моря корыто.
Арбуз на арбузе - и трюм нагружен,
Арбузами пристань покрыта.

Не пить первача в дорассветную стыдь,
На скучном зевать карауле,
Три дня и три ночи придется проплыть -
И мы паруса развернули...

В густой бородач ударяет бурун,
Чтоб брызгами вдрызг разлететься;
Я выберу звонкий, как бубен, кавун -
И ножиком вырежу сердце...

Пустынное солнце садится в рассол,
И выпихнут месяц волнами...
Свежак задувает!
Наотмашь!
Пошел!
Дубок, шевели парусами!

Густыми барашками море полно,
И трутся арбузы, и в трюме темно...
В два пальца, по-боцмански, ветер свистит,
И тучи сколочены плотно.
И ерзает руль, и обшивка трещит,
И забраны в рифы полотна.

Сквозь волны - навылет!
Сквозь дождь - наугад!
В свистящем гонимые мыле,
Мы рыщем на ощупь...
Навзрыд и не в лад
Храпят полотняные крылья.

Мы втянуты в дикую карусель.
И море топочет как рынок,
На мель нас кидает,
Нас гонит на мель
Последняя наша путина!

Козлами кудлатыми море полно,
И трутся арбузы, и в трюме темно...

Я песни последней еще не сложил,
А смертную чую прохладу...
Я в карты играл, я бродягою жил,
И море приносит награду,-
Мне жизни веселой теперь не сберечь -
И руль оторвало, и в кузове течь!..

Пустынное солнце над морем встает,
Чтоб воздуху таять и греться;
Не видно дубка, и по волнам плывет
Кавун с нарисованным сердцем...

В густой бородач ударяет бурун,
Скумбрийная стая играет,
Низовый на зыби качает кавун -
И к берегу он подплывает...
Конец путешествию здесь он найдет,
Окончены ветер и качка,-
Кавун с нарисованным сердцем берет
Любимая мною казачка...

И некому здесь надоумить ее,
Что в руки взяла она сердце мое!..

Евгений Винокуров. Лебеди.
каэспэ
andemas
Я чуть не плакал. Не было удачи!
Задача не решалась--хоть убей.
Условье было трудным у задачи.
Дано: "Летела стая лебедей..."

Я, щеку грустно подперев рукою,
Делил, слагал--не шли дела на лад!
Но, лишь глаза усталые закрою,
Я видел ясно: вот они--летят...

Они летят под облачною гущей
С закатом, догорающим на них.
Закинул шею тонкую ведущий
Назад и окликает остальных.

Они на миг спускаются напиться
В лесок, к озерцам, и опять летят,
Победно распластавшиеся птицы,
Подбадривая слабых лебедят.

Простор небес они крылами били,
Снегам вершин и облакам сродни!..

Никто представить бы не мог, что были
Из школьного задачника они.

1953