Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Ganza

Tu Vuo' Fa' L'Americano



http://community.livejournal.com/anthropology_ru/415287.html - интересная статья о советском "карго-культе".
Но "карго-культ", американомания был и остается явлением повсеместным.
Пересыпание речи в молодежном жаргоне "английскими" словами? Это что, чисто-русско-советский феномен?. Во Франции даже пытаются с этим бороться на государственном уровне, чтоб "иду по стриту и смокаю кэмел" не шло дальше молодежного слэнга.
Вот отрывок из культовой итальянской комедии "Американец"

с Альберто Сорди. В ролике он разговаривает с макаронами, как он их ненавидит, что он американец и не должен есть эту дрянь. В комедийном фильме конца 90-х "Свадебное путешествие" Карло Вердоне представляет парочку своих героев, новоиспеченных супругов, живущих американским мифом, зовут их, кстати, Ивано и Джессика (ну совсем "итальянские" имена). Вся американская "карнавальная" атрибутика обожаема и во Франции, один из самых любимых певцов Джонни Халлидей (!!!) чего стоит! Таких же англоименные есть и в итальянской эстраде, Литтл Тони хотя бы. Собирать фантики - достаточно общее, карточки, вкладыши, киндерсюрпризы итд. "Стиляги" - существовали еще как, и боролись с ними тоже довольно жестоко. Увольняли в два счета за длинные волосы или слишком узкие брюки. Нарушение дресс-кода в Европах не приветствовалось. Собственноушно и глазно созерцала интервью юного Дэвида Боуи, где он призывает к защите длинноволосиков от попрания их прав, и рассказывает о страданиях, которые оным вменяет консервативное общество.
"Карго" - примета эпохи, а не страны. Америка вызывала и до сих пор вызывает восторг. Хотя - Италия-Франция - тут мода-дизайн-и все такое, а вот американский стиль до сих пор "будоражит".
Знаете, куда направляются итальянские туристы в первую очередь, когда приезжают в Париж? - в Диснейленд!!!!




Link | Reply | Thread | Delete | Track This
каэспэ

Léo Ferré REQUIEM



Мерцающему ритму, которым тебя извещает смерть,
Печали времени в пульсирующией частоте амплитуды,
Спокойному кораблику, находящемуся при смерти в порту,
Носовому платку, которому твои слезы подают знаки.

Реквием

Жеребенку, который далеко не уйдет,
Ласковому барашку, ему уже уготован нож в красном.
Сбитой птице, держащей тебя за руку,
Безоружному человеку перед движущимся прицелом.

Твоим юным годам, чтобы умирать каждый день,
Твоим преклонным годам, сосчитанным каждый год,
Ночным огням, воспламеняющим любовь.
Орга'ну твоего голоса в голосе твоем отошедшем.

Перфорации, которую делает комъютер
И диспетчеру, отдающему приказы твоей душе.
Ударнику, внимательному к твоему сердцу,
Его небрежности на краешке кардиограммы.

Ребенку, которого ты несешь в чрево автобуса.
Ночи-изменнице когда ты поднимаешь якоря,
Этому любовнику-перевозчику - ему не суждено пройти,
Страсти пауков в сердце паутины.

Орлу, вышитому тобой на заднем кармане джинсов,
Чьим-то глазам, в которых, кажется, видишь волка.
Настоящему прошедшему в несоврешенном времени сплина,
Зайцу, бегущему на формуле один.

Шику поворота, на котором думаешь уйти от реальности,
Цифре, совершившей побег из счетной машины,
Желающему простить тебя взгляду собаки,
Орденам Почетного Легиона, которые ты штампуешь.

Непристойной зарплате, которую нельзя показывать людям,
Ненависти, поднимающейся со дна привычки,
Этому неосторожному веку, уже развеянному на три четверти,
Миллиардам идиотов, вместе составлющих одиночество.

Всему этому безмолвие.
каэспэ

Борис Слуцкий. МУЗШКОЛА им. БЕТХОВЕНА

Меня оттуда выгнали за проф
Так называемую непригодность.
И все-таки не пожалею строф
И личную не пощажу я гордость,
Чтоб этот домик маленький воспеть,
Где мне пришлось и претерпеть.
Я был бездарен, весел и умен,
И потому я знал, что я – бездарен.
О, сколько бранных прозвищ и имен
Я выслушал: ты глуп, неблагодарен,
Тебе на ухо наступил медведь.
Поешь? Тебе в чашобе бы реветь.
Ты никогда не будешь понимать
Не то что чижик-пыжик - даже гаммы!
Я отчислялся - до прихода мамы,
Но приходила и вмешивалась мать.
Она меня за шиворот хватала
И в школу шла, размахивая мной.
И объясняла нашему кварталу:
Да, он ленивый, да, он озорной,
Но он способный: поглядите руки,
Какие пальцы: дециму берет.
Ты будешь пианистом: - Марш вперед!
И я маршировал вперед. На муки.
Я не давался музыке. Я знал,
Что музыка моя - совсем другая.
А рядом, мне совсем не помогая,
Скрипели скрипки и хирел хорал.
Так я мужал в музшколе той вечерней,
Одолевал упорства рубежи,
Сопротивляясь музыке учебной
И повинуясь музыке души.
каэспэ

Фабрицио Де Андре. "Don Raffaè" или исповедь неаполитанского вертухая

Итальянская интеллигенция не любит Челентано. Вернее, он - признанный культовый персонаж шестидесятых, уважаемый и почитаемый. Итальянская интеллигенция не любит Тото Кутуньо, хотя его песня "Italiano vero" стала фактически вторым национальным гимном Италии. Не особо почитает и Джанни Моранди, хотя его песня "Жил один парень" до сих пор наиболее исполняемая молодежью у костра... Про "рикки и повери" я даже говорить не хочу...
А вот Фабрицио Де Андре - гениальный бард, генуэзец, анархист, безвременно ушедий в 1999 году - действительно любим! И есть за что. Его песни - фантастические, глубокие, где традиционно-итальянские мелодии сочетаются с прекрасными стихами.
Песня "Don Raffaè"- о жизни тюрьмы. Это - монолог тюремного надзирателя, который "по долгу службы и зову сердца" прислуживает сидящему в "централе" Подджо Реале под Неаполем крупному мафиозному авторитету, крестному отцу - дону Раффаэ (ударение на последнем слоге), с надеждой, что тот поможет облегчить нелегкую жизнь его и всех его родных... Знакомая история?
Здесь - Де Андре поет вместе с Роберто Муроло, старейшим неаполитанским певцом.